Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

promo rvvvvr december 16, 2017 14:11 1
Buy for 100 tokens
Итак, Алексея Улюкаева все же решили посадить. Доказательства выглядят чрезвычайно странно. Напрашивается вопрос не столько правового, сколько политического свойства: за что? Бывший министр получил восемь лет колонии явно не за мифическую взятку, которую лишь сумасшедший мог бы вымогать у…

Эра двоечников.





Эра двоечников настала. Эра, эпоха, чудовищное, могучее поколение двоечников и неучей. Нет, они и раньше были, но еще несколько лет назад они не так сильно бросались в глаза. Как-то стеснялись своей безграмотности, что ли. А сейчас они, такое ощущение, везде. Они популярны. Безграмотные "звёзды". Косноязычные лидеры мнений.
Не умеющие двух слов связать законодатели мод.

Все эти люди, которые никак не могут понять разницу между «тся» и «ться». Которые говорят «я думаю то, что». Которые говорят «координальный» вместе «кардинальный» — видимо, и Ришелье в их версии был «координалом». Которые заявляют, что «мне показалоСЯ», или «я разочаровалаСЯ». Которые никак не могут забыть кошмарное слово «вообщем». И другие, многие другие.

И они уже не стесняются ничего.

И ладно бы только блогеры были безграмотными. Блогеры вообще умудрились за краткое время своего существования сделать все возможные ошибки и покрыть себя любым известным позором, так что само слово «блогер» в нашем обществе носит пренебрежительно-несерьезный оттенок. На фоне понтов, самолюбования, воровства, накрутки подписчиков, откровенной грубости, глупости и хамства какая-то там безграмотность уже не выглядит как порок.

Но безграмотность проникла уже в святая святых – в СМИ. В место, которое держалось дольше всех. Где должна быть хоть какая-то редактура, хоть какой-то второй взгляд. Нет. Сами редакторы уже не знают, что к чему. И ладно бы модные журналы, нет – солидные политические издания на полном серьезе обсуждают вопросе о «приемнике Президента», хотя слово «приемник» — это, скорее, что-то из радионауки, в отличие от слова «преемник», которое и пишется, и читается по другому.

Всем наплевать на грамотность. Всем. Никакой вычитки, никакого свежего взгляда. Афиша с фильмом Нуртаса Адамбая заявляет о «фильме Нуртаса Адамбай» — хотя фамилия «Адамбай» прекрасно склоняется, прекрасно, так же, как и Хемингуэй. Но только в одном случае – если речь идет о персонаже мужского рода. Если бы это был фильм какой-нибудь Нургуль Адамбай – тогда склонять не следовало бы. Но не понимают разницы, не понимают.

Безграмотность везде и во всем. Неучи везде. Неучи – лидеры мнений. Неучи – популярные блогеры. Неучи дают интервью и учат других жить. Люди, которые сами не удосужились научиться – учат других. Перевернутое время, ей-богу.

И вот я точно знаю, в чем причина. Все ведь просто — эти люди не читали в детстве, и не читают сейчас. И я точно знаю, что с этим делать. Точно знаю, как безграмотность лечится. Будь моя воля, я бы собрал в одном месте всех этих редакторов модных журналов. Всех этих блогеров. Всех этих безграмотных журналистов.

Всех этих пишущих людей, которых на пушечный выстрел нельзя подпускать к тексту. Всех этих молодых и дерзких. Собрал бы, и заставил читать. И читать не журналы. Не блоги. Не модных писателей, не какого-нибудь дебильного Коэльо, не какого-нибудь популярного Харари, который под видом откровения публикует кошмарный наукообразный бред.

Нет.

Чехова бы они у меня читали. Чехова, Антона Павловича. Возможно, тогда они бы узнали, что вот это кошмарное построение фразы «переступая порог ресторана, возникает ощущение, что ты дома» (реальная фраза, из казахстанского модного журнала) – так вот, это построение фразы называется «анаколуф», и его первым простебал безжалостно именно Чехов. И это ощущение переступает порог ресторана, а не ты, двоечник.

Чехова. Толстого. Шекспира в переводе Пастернака – и самого Пастернака. Каверина. Домбровского. Бунина. Вот кого.

А в интернет я бы им запретил заходить в принципе. До тех пор, пока не смогут правильно применить «тся» и «ться». Десять раз из десяти. Некоторые, наверное, никогда не смогли бы это сделать – но таким людям отлучение от Интернета только на пользу.

Да, я поступил бы именно так. Жаль, что такое вряд ли возможно.
Yerzhan Yessimkhanov

Клоуны и пидорасы.

как семья директора екатеринбургского государственного цирка им. Филатова приватизировала это учреждение культуры и принялась делать на нем миллионы.

Правда, быть вором у клоунов оказалось не так просто, как наоборот, и доморощенные коррупционеры от манежа вскоре попались на глаза правоохранителям. Теперь «капо» циркового клана скрывается от полицейских в больнице, а его «консильери»-сын готовится к даче показаний и сдаче валюты.

Неприятности семейства Марчевских, глава которого служит директором цирка, начались с рядовой проверки. Явившиеся на объект с рутинными вопросами пожарные внезапно обнаружили, что в здании цирка нет автоматической пожарной сигнализации, а система пожаротушения на первом этаже попросту не работает. Если до 1 ноября его руководство не устранит выявленные нарушения, то деятельность учреждения приостановят согласно решению Ленинского районного суда Екатеринбурга, заявили проверяющие.

Не дожидаясь обещанных репрессий, руководство Росгосцирка отстранило от дел художественного руководителя учреждения Анатолия Марчевского и поставило временным исполнителем Александра Авраменко из Самары. Марчевский немедленно отправился на больничный, откуда анонсировал пресс-конференцию, на которой собирается озвучить свою точку зрения по положению дел.

Но инициативу он очевидным образом упустил – в СМИ появилась информация, практически ставящая крест на карьере циркача. Выяснилось, например, что глава екатеринбургского цирка воспользовался служебным положением, чтобы обеспечить своему сыну Руслану долгосрочный контракт на поставку тепла развлекательному объекту. В соответствии с договорами, которые заключили отец и сын, компания Марчевского-младшего «Марус» получила из бюджета 15 млн рублей. В настоящее время руководство Росгосцирка выясняет, когда заведение осталось без котельной, и как именно эта котельная оказалась в собственности сына директора.

Два года назад компания «Марус» стала победителем конкурса на отопление Екатеринбургского цирка на 2017 год. В тот же год были подписаны договора на отопление и в 2018 и 2019 годах. Стоимость каждого контракта составила 4,9 млн рублей — в общей сложности без малого 15 млн рублей. Как отмечают эксперты, наличие родственных связей между сторонами договора недопустимо, поскольку является классическим примером конфликта интересов. В подобной ситуации Марчевский должен был сообщить своему руководству о компании сына, но ничего подобного сделать ему и в голову не пришло.

Заинтересовавшись злоупотреблениями Марчевских, проверяющие копнули чуть глубже, и на свет Божий появилась история «рейдерского захвата» цирковой недвижимости. 10 лет назад за цирком было закреплено 5,9 га земли, а сейчас их осталось всего 3,6 га. Куда пропали гектары, выяснить из документов не удалось. А вскоре поступила информация и о махинациях со сборами – получая десятки миллионов наличности за, например, новогодние представления, клан Марчевских перечислял Росгосцирку жалкие крохи. Львиную же долю получала очередная компания, владельцами которой числились сами Марчевские.

Похоже, одним криминальным кланом в Екатеринбурге станет меньше, а у воров, сидящих в местах не столь отдаленных, появятся новые клоуны. https://ru-compromat.livejournal.com/753205.html
_______________________________________________________________________________________
Цитата из роман Пелевина «Empire V»:
«Единственная перспектива у продвинутого парня в этой стране — работать
клоуном у пидарасов. А кто не хочет работать клоуном у пидорасов, будет работать пидорасом у клоунов. За тот же самый мелкий прайс.»

В местах лишения свободы у Марчевских есть шансы совместить профессии
клоуна и пидораса.

Ельцин убивал с разрешения Запада.


Путч происходил с 21 сентября по 4 октября 1993 года.Путч происходил с 21 сентября по 4 октября 1993 года.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

- Что это было? Почему произошли эти странные события сентября - октября 1993-го, когда Верховный Совет Российской Федерации восстал против президента Бориса Ельцина и «Белый дом», где заседал мятежный парламент, расстреляли из танков?

- Представьте себе Киев в феврале 2014-го. Люди нарушили конституцию Украины. Совершили государственный переворот. Могли они пойти на такое без поддержки внешних сил? Которые гарантировали им, что их никто не осудит? Не назовет Украину государством-изгоем? Не потащит их в Гаагу? Не введет санкции?

- Вы полагаете, что майдан - калька того, что происходило в Москве 25 лет назад, но удавшаяся?

- Думаете, случайно Запад закрыл глаза на то, что президент Ельцин не просто выходит за правовое поле, а стреляет боевыми по парламенту, всенародно избранному! Конечно, глава Российской Федерации получил благословение Запада на такие действия. Иначе на расстрел Верховного Совета не решился бы никогда.

Было прямое, жесткое противостояние. С одной стороны - силы, которые не хотели, чтобы страна скатывалась к развитию по чисто западному сценарию (Верховный Совет и все, кто его поддерживал). Они были разношерстные, эти силы. Но в них еще была крепка советская закалка, поскольку Союз распался меньше чем два года назад. Им противостояли прозападные силы. Они всячески выставляли своих противников в роли «неонацистов, ретроградов, убийц». За ними стояли внешние силы. Они хотели прямых столкновений на территории России - по югославскому сценарию, который там привел к развалу страны. И потому подталкивали обе стороны в Москве к активным действиям. И они маячили за спиной Ельцина. Его решительности помогало не только словесное благословение, но и мешки денег. Конечно, они шли не впрямую Ельцину, а его сторонникам - от Запада. В том числе для стимулирования тех, кто будет осуществлять силовую акцию.

- Под Западом вы имеете в виду США?

- Давайте назовем это Западом. Хотя, конечно, в первую очередь в таком развитии событий были заинтересованы Штаты.

Историк Николай Стариков Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Историк Николай Стариков  Фото: ВИКТОР ГУСЕЙНОВ

Скоротечная гражданская

- Чему научило или должно было научить это трагическое противостояние, закончившееся сотнями жертв?

- Чему научил октябрь 93-го? Ну, например, Украину он не научил ничему. В России, а точнее, в Москве гражданская война продлилась несколько дней. На Украине же она длится несколько лет. Притом что подстрекатели и там и тут одни и те же. Что касается российского общества - оно, кажется, урок учло. И вооруженного противостояния при жизни этого поколения не будет.

- Куда пошла бы Россия, победи осенью 1993-го не Ельцин, а Верховный Совет с его главою Хасбулатовым и вице-президентом Руцким?

- Ответить на это так же сложно, как на вопрос «что было бы с Россией, если бы сто лет назад белая армия генерала Деникина взяла Москву?». Но мы знаем, что произошло, когда победил Ельцин: началось разворовывание страны. Совершилась грабительская приватизация. И прямым следствием применения силы в Москве в 1993-м стала развернутая в 1994-м война в Чечне - а ее можно было бы избежать. Запад закрыл глаза на прямое применение силы внутри ядерной державы, и высшее руководство России решило, что и дальше можно применять силу. Ельцина подталкивали к вооруженному конфликту с Грознымлюди, которые были в той или иной степени связаны с Западом.

- Почему российская провинция не поддержала законно избранный Верховный Совет, который эту самую провинцию представлял?

- А почему вся Украина за редким исключением никак не отреагировала на антиконституционный захват власти в Киеве? Люди не разбираются в законодательстве. Люди телевизор смотрят. А в 1993-м демократически настроенные граждане вроде Лии Ахеджаковой призывали «раздавить гадину» и защитить юную демократию от этой самой Конституции. То есть, с одной стороны, мощное давление СМИ, с другой - нормальное желание обычного человека не участвовать ни в каких политических процессах. Он в них ни черта не понимает, и к тому же ему могут не нравиться обе стороны.

Жертвы провокаций

- Почему лидеров октябрьского путча амнистировали уже через четыре месяца?

- Потому что они не совершили никакого преступления. Доказать попытку госпереворота было невозможно. Так, двумя годами ранее генерал Варенников, поддержавший ГКЧП, потребовал, чтобы его судили. Его судили - и оправдали. В 1993-м власть пошла на компромисс. В этом была некая мудрость. Спустя годы мы видим, что люди, бывшие тогда по разные стороны баррикад, уже залечили те раны.

А чтобы понять искусственность вооруженного противостояния, надо вспомнить два факта. Сотрудник правоохранительных органов, застреленный в «Останкино» якобы выстрелом штурмующих сторонников Верховного Совета, был убит в помещении, куда пуля с улицы не могла залететь. А люди, штурмовавшие телецентр, ехали туда на машинах Внутренних войск. Захваченные во время беспорядков машины оказались с ключами в замках зажигания! И заправленные бензином! Это значит, что те, кто стоял за организацией кровавого противостояния, постарались сделать так, чтобы защитники Верховного Совета не забыли сесть в машины и приехать к месту будущей трагедии у «Останкино». Для чего любезно предоставили им транспорт. Почему солдаты во время бегства «забыли» ключи зажигания? Полные баки и ключи в замках - так бывает или в кино, или если это провокация.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Путч происходил с 21 сентября по 4 октября 1993 года. Президент Борис Ельцин 21-го выпустил указ № 1400 о роспуске съезда народных депутатов и Верховного Совета. А тот, возглавляемый спикером Русланом Хасбулатовым, объявил о прекращении полномочий президента. Три дня спустя съезд оценил действия Ельцина как госпереворот. Но президента поддержали правительство, армия и спецслужбы. Боевая техника Таманской и Кантемировской дивизий вошла в Москву, танки обстреляли «Белый дом». Были столкновения у мэрии и «Останкино». В общей сложности погибло более 150 человек, более 420 было ранено. Вице-президент Руцкой, Хасбулатов и ряд их соратников оказались в изоляторе «Лефортово». А уже в декабре была избрана новая Государственная Дума.
https://www.spb.kp.ru/daily/26884.3/3926900/

Как снимают секс-партнёров в поезде.

Сняли нас на ближайшей станции сотрудники линейного отделения. Там выяснилось, что попутчики мои, включая труп, не коренные питерцы. Хоть что-то хорошее…

Однажды послали в командировку, к смежникам в СПб.
Начальник вручил мне несколько коробок с ТМЦ, чтобы уж заодно отвез и обратно кой чего привёз. А чтоб ТМЦ не спиздили, фирма расщедрилась на купе. Ну, думаю, наконец-то Питер увижу. Культурный говорят город и люди под стать.
А главное, высплюсь покуда еду. Лишь бы не подсели с шакалятами, с детишками этими.
Подсели усатый господин и два студента. Усатый хавал коньяк, а рабфаковцы наебенились пивом, точно сейчас вышли из пустыни, а ночью наперегонки в сортир.
И усатый не отставал – курил фимиам «армянским» спиртам курской выдержки. Точнее курился... Я просыпался от охуенных раскатов и кидался поднять окно, чтоб дождик не налил. Но, грозы не было и в помине, одна вонь...
Обнадеживало лишь, что Петербург город высокой культуры и на обратной дороге, попутчиками наверняка будут люди тактичные – петербуржцы, а не зависимые пейзане.

Прибыв на место, живо разобрался с делами, закрыл командировочное, и на Невский, – всё точно, не пиздёж – культурный город! Оттуда на вокзал. В купе вошел первым – ц-ц-ц! – чистенько, не то что у нас. Культура, да.
Спустя минуту вошла попутчица и я возликовал – живая трогательная старушка. Будет с кем приятно поговорить, потому что сразу видно настоящую петербурженку и белую кость – волосы фиолетовые, печати румян на щеках, маникюр и билет… на верхнюю полку. Бывает.

Наверное поэтому, вместо «Добрый день. Прекрасная погода» старушка с ходу предъявила: – Эй, лежанку блокаднице уступи. Спасибо.
– Не за что, бабушка. – отвечаю, а сам едва не плачу. – Почёл бы за честь, но я во сне с тахты падаю, а уж с верхней полки на ходу, как пить свалюсь. Не приведи бог на вас. Блокаду пережили, а тут…
Я не врал – и вправду падаю во сне. Хуем вниз, как бутерброд. Но, одно дело тахта, а другое верхняя полка – хуй сломаешь. Хер починишь.
Петербурженка глазами сверкнула, губы поджала: – Напугал он…Падай! Какая я бабушка…?

Старушка видимо была под влиянием Бальзака. Или маразма... Не знаю наверное, но она явно причисляла себя к категории «бальзак +» и жаждала соответствовать разбитному образу.
А может, последним кто на неё упал, была охуенная сосулька с Эрмитажа, что тоже объясняет. Слыхал, в Питере получить льдиной с карниза привычное явление.
Так думалось мне, а меж тем появилась еще пассажирка с билетом на нижнее место. Истую петербурженку в юной девушке выдавало неброское закрытое платье а-ля капот, минимум косметики и одухотворенный целомудренный взгляд.
Старушка в жёсткой форме экспроприировала у неё полку, а мне свистнула: – Эй, Дружок. Подай-ка мне матрас сверху.
Конечно, несколько покоробило от такого фамильярного «собачьего» обращения, но старость надо уважать и я повиновался. Скинул ей скатанный матрац, – пылища так и полетела – пробег-то у него будь здоров.
– Пыли-то, пыли поднял. Фу, фу! Охломон… – завоняла старуха.
– Что-о?! – спрашиваю.
– Говорю, иди к проводнице и притарань мне бельишко. Стелиться пора – полвторого уже.

Когда я вернулся с бельем, то обнаружил, что культурного полку прибыло – на моём месте уверенно лежал еще один. В грязных ботинках. Петербуржец, хуле.
Это был небрежно одетый молодой человек с изможденным лицом и тенями под горящими глазами. В общем, не хватало лишь шляпы и топора. Злоебучая старушка была…

В традициях культурной столицы, вместо «здравствуйте», этот Раскольников предложил:
– Слышь, братуш, уступи шконку?
Знаете, я почему-то не удивился, но подумал, – с такими господами, ехать нужно в ящике под полкой. Да и там заебут.
Как сговорились. Зло взяло.
– Блокадник? – спрашиваю.
– Почти. – улыбается загадочно. – Только вчера блокаду по двести двадцать восьмой сняли. И гипс с обеих рук. Не слушаются рычаги, – не влезть мне нАверьх. Впадлу…, в смысле упаду. Ну, братуш, инвалиду-то? А?
Ну и что мне оставалось?
– Если инвалид, тогда ладно. – говорю. – Занимай нижнюю. Понимаем, тоже культурные.

Божечки, как бабка услыхала тему, да как вскрикнет, да за сердце как схватится:
– Ахти! Мне блокаднице залупу, а этому нижнюю?! – аж задохнулась, заикается, в слова не попадает, но кроет. – Ли-либерасы, пи-пидаралы, ядопу… я до Пупина… тина дойду. Упе-упеку в тю-урьму. А-а!
– Бабушка. – увещеваю её. – Ты ж низом хуяришь, забыла? У паренька руки не слушаются – переломаны. Постыдись, ты ж питерская, блокадница.

– Аллё, Яга. – говорит инвалид. – Залепи дуло, не позорь культурную столицу. Какая ты блокадница – пятидесятый год выпуска на лбу. Покажи ксиву, тараканиха.
В ответ, бабка пригрозила положить его на месте: – Манду я тебе покажу! – кричит.
И действительно, – хватается за подол, чтоб расчехлить боевую установку.
Мы с инвалидом так и шарахнулись в коридор, – испугались старушкиного рубца, как фашист «Катюшу».

А тут, в купе вернулась давешняя девушка, – выходила переодеться во что попроще, в дорожное: обтягивающие штаны и футболку. Вошла, прыг наверх, на бочок и жопу свесила в проход.
Инвалид за ней. И говорит старухе:
– Вижу, господа, – а сам глаз с жопы не сводит. – Вижу, невольно стал причиной размолвки меж вами. Когда так, я отказываюсь от нижней полки, а вас прошу – примиритесь. Обо мне не беспокойтесь, уж как-нибудь…
И начинает ловко перебирать больными конечностями и вмиг оказывается на верхней полке. И давай задвигать жопе анекдоты. А там и вовсе к ней перелез! Она конечно для порядку его шуганула, но, как говорится был еще не вечер…

Около полуночи состав делал большую остановку – полчаса по расписанию. Инвалид решил перекурить и дозаправиться пивом перед рывком.
На беду, бабка гужевалась под ним, головой к двери – дуло ей.
Он возьми и наступи ей на башку. Из хулиганских побуждений, и чтоб позабавить свою мамзель. Он имел успех, но это была страшная ошибка.
Едва он вышел за дверь, как ведьма потащила девку с полки.
Слазь, кричит. Страх потеряли! – по головам ходите, телесные наносите, ебаться нацелились! Отдавай мою полку!
А эта раздрота ей в ответ – не ломай кайф, клюшка, наше дело молодое, пиздуй перекури.
Куда там. Бабка погрозила начальником поезда и полицией на первой же станции. Упеку говорит за проституцию. Стоп кран сорву, – покажу на тебя, мелкая извращенка.
Та перепугалась и полку вернула. Легла внизу, тише мыши под одеялом. Бабку я сам закинул наверх. Маленькая, а что бомба – говна много, да.

Инвалид появился перед самым отправлением. В отличном расположении духа – волокуша как из пивной бочки.
Вполз тихохонько на шконку, снял триканы, – ждет когда всё утихомирится. Тронулись: тудун-тудун, тудун-тудун…Спустя двадцать минут под его полкой захрапело. Пора!
Перелез и нырнул под одеяло. Что такое?! – пятки перед глазами. Перелогинился. Лег на бок, приобнял со спины, прижался к любушке…
А я не сплю, слушаю. Во, – зашуршало – распаковывает подарок. Старуха молчит. Ей сейф мохнатый ломают, а она спит!

Чу, – засопел инвалид, – хуюжит бабулятора. Минутка - другая, последние хлёсткие фрикции, и, вздох – заправил бабушку на все деньги. А она молчит...!
Нихуя себе дела! Я аж привстал, – да не померла ль ты, старая?! Регулярно ведь пишут: там старичок дрочил – помер, тут старушке вставили – отъехала, в ком-то вибратор взорвался – даже зубов не нашли.
И инвалид тоже заволновался, – откуда подобная холодность в юном создании? Шепчет дролечке: – Малыш, ты спишь?
Повисла роскошная, жирная пауза.

– Сплю. – спокойно отвечает старуха. И поднимает ставки. – Но ты не мешаешь. – говорит.
Мол, любовник из тебя, как лодочный мотор из вентилятора – смешной. Давай уже по взрослому, – в двадцать одно. В старое доброе очко...
Инвалид бухой-бухой, а чует – нечисто. И решил взглянуть, – кто такой борзый держит банк? Зажег свет и откинул полог.
Из-под ладошки недовольно жмурилась старуха: «Чаво?» – говорит.

Нет, он не кричал. Он уебался молча и наотмашь. Аккурат подзатылочной ямкой о торец столика, – только позвонки хрустнули. Тишина. Уссаться, думаю – только ёбся, уже труп. Таки жизнь относительно остроумная штука.

Сняли нас на ближайшей станции сотрудники линейного отделения...

А. Болдырев.

Но, тяжко будет им - похмелье!


– Нет, и нет! – сказал Генка, и на правах хозяина дома отобрал у меня пиво.– Похмеляться надо культурно.
Вчера мы здорово с ним наклюкались и я остался ночевать в гостях.
– Так трубы расширить…
– Пиво натощак, мало удовольствия. Культурный человек подходит к снятию похмелья элегантно, как композитор к роялю, и получает взамен: и удовольствие, и глубокое удовлетворение. Поверь, грамотно похмеляться, столь же приятно, как и накидаться.
– Хым…
– Сам увидишь. Главное терпение. Сперва душ.
– Лучше после.
– Не спорь.
По очереди приняли душ. С красными лицами вышли в кухню. Я уже потирал заметно подрагивающие руки: – Ну..?
– Долой скатерть, стели свежую. – неожиданно приказал Генка. – Помой рюмки, – от них селедочный дух. Вытри насухо. Мне нужна стерильность. Ставь чистые тарелки. Приборы, салфетки. Стол должен сиять непорочностью – тем слаще его лишать оной.
– Давай сперва по рюмашке, а? Голова ж трещит, глянь! – я показал дребезжащие пальцы.
– Терпи. Чем основательней приготовленья, тем большее удовлетворение ждёт нас. М-м, – закатил он лампочки. – Когда сядем красиво, да на полном взводе осадим по первой, да под яишенку, да грибочки… Как заново родишься! Это тебе не впопыхах пивком.
У меня пискнуло в глотке.
– Черт с тобой.– говорю. – Нельзя теперь водки, плесни винца. Выпедаливает, вишь? – и утираю густую испарину.

Генка был непреклонен.
– Мы вчера что пили? Водку. Ей и будем разговляться. Об этом еще у Булгакова прекрасно сказано. Помнишь, как это, ц… подобное лечится подобным. Во в точку!
– Не читал. Потроха уже крутит.
Пущай крутит, отвечает. Тем слаще мол зайдет.

Сделали ревизию холодильника. Я схватил с полки соленый огурец.
– Положь! – приказал Генка.
– Рюмку не дают, жрать не дают! Эх, каторга..!
– Потерпи. Сейчас все будет.
Он поджарил большую яичницу с ветчиной, пустил четвертинками соленые огурцы, мерзлое сало закручивалось под ножом соблазнительной стружкой.
Нашлись грибы, пук зеленого луку, банка шпрот. Все это аккуратно поместилось на белых тарелках. Последней, на стол пожаловала початая на треть бутылка водки.
– Ну?! – торжествующе спросил Генка за скромный, но мужественный натюрморт.

– Да, это не из горла впопыхах. Это…это… с чувством! – согласился и смирился я, почуяв наконец сладостный миг реванша.
Желание немедля выкушать водки под сало, да закусить зеленым луком, густо обмакнутым в соль, застило свет. Ей-ей, я слышал, как во мне страстно дышал измученный желудок: – Да ёбнешь ты уже, фашист?! – требовал он.
Никогда еще я не хотел так выпить. Прав Генка, – вот так надо, – не мельтеша, обстоятельно, точно соборовавшись.

Сели, я жадно схватился за бутылку и застонал от её полновесной хладности: – О-о, девочка моя...
– Стоп! – сказал Генка, закладывая за ворот белую салфетку и предлагая сделать то же мне. – Стоп. Сперва съешь бутерброд со шпротом. Это запустит пищеварение. Правило – не кидай в пустой пищевод. Да погоди ты!
Он вырвал у меня бутылку: – Съел, – обожди минуту третью. Обмякни, пусть выделится желудочный сок. Пусть он сам попросит водки из самого нутра. Ты поймешь, когда. О, чуешь?!
У меня угрожающе загрохотало в утробе.
– Чуешь, как потроха посасывают?
– Чую. Даже на ленинградке так не посасывают. Наливай! – прохрипел я. – Или пристрели.
– Кстати. – сказал Генка, точно не замечая, что силы мои на исходе и неспешно наполняя стопки. – Водку не следует держать в морозилке. Это дурной тон. Холод связывает аромат и не дает напитку благородно обжечь тебе горло и подарить аражаное послевкусие.
Так собака и сказал "аражаное"! Смачно, что я икнул и схватил рюмку.
– Да обожди пить!
– Ну-ну-ну, ну что еще?! – уже заикался я и подпрыгивал на стуле.
– Это будут твои лучшие в жизни пятьдесят. – говорит он вздымая палец. – Это как первый поцелуй, слезы любви и разлука. Потому, никаких: ёбнули, вздрогнули. А подобающе, – вот так: будьте здоровы, Геннадий Палыч. Будьте здоровы, Виктор Петрович.
– Будьте здоровы, – говорю, – Геннадий Палыч.
– Будьте здоровы, Виктор Петрович.
– С поправкой вас.
– И вас.
Я выпил, и… заплакал – чувства переполняли меня.

– Это хорошо? – с хитринкой превосходства спросил Генка, точно проф. Преображенский Борменталя, когда не дал тому захавать дефицитной икры. – То-то… – усмехнулся по-отечески, выпил, плюнул и завопил:
– Убью, сука! Зарублю! А-а!

В бутылке-то – вода! – эпический облом. Злокозненная Генкина баба подменила водку, покуда мы спали, и ушла.
С подлой рюмкой, с Генки слетала вся богатая похмельная культура и манеры – как и не было.
– Хули ты расселся? – кричит. – Пиздуй в кладовку, там бражка и портвешок где-то. А я бояру в аптечке поищу. Как тут культурно заживешь…
Моральных и физических сил бежать в далёкий магазин у нас не было. Из подручного составили такой киндер-бальзам, что спустя час хрюкали…И ничего…

А. Болдырев.

Как блоггер - категории ХУторскоЙ, пУтриарху - анус облизал...

Некий блоггер 1500py470 разродился разосрался сим сообщением:
"Патриарх Кирилл напомнил, что впервые эти лозунги появились у французских революционеров, а потом "Свобода, Равенство, Братство" перешли и в наш культурный дискурс"

не желает сей "пУтриарх", упоминать - священное писание :-)
О свободе:
свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу." Гал. 5:13
«Господь есть Дух; а где Дух Господень, там свобода.» 2 Кор. 3:17
«Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете.» Ин. 8:35-36
«Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными.» Ин. 8:31-32

О братстве:
“Вы слышали, что сказано древним: «не убивай, кто же убьет, подлежит суду». А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду” (Матф.5:21-22)
"Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой перед жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой” (Матф.5:23-24)
“Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей” (1 Иоанн.3:15)

О равноправии:
"Не обижайте один другого; бойся Бога твоего, ибо Я, Господь - Бог ваш." (Левит 25:11-17)

Поелику пУтриарх - училя в семинарии, то он - не может, всего этого  - не знать!
Стало быть, врёт - скотина! Как и его клеВРЕТ, по имени 1500py470