Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Почему мусульмане презирают иноверцев и неверующих.

Прежде всего шариатом запрещен ссудный процент. Этот запрет называется риба, излишек.

Смысл риба состоит в том, что прибыль, которая зависит лишь от срока и размера сделки, является нечестной и безнравственной, поскольку не отражает успешность применения вложенных средств.

Честная прибыль — та, в результате которой производится какой-то продукт и которая получена в процессе деятельности, увеличивающей благосостояние общества.

Из этого вытекает следующий запрет — на спекулятивную деятельность. Кроме того, незаконными считаются операции, сопряженные с чрезмерным риском и неопределенностью . Также законы шариата запрещают бизнес в сферах, связанных с наркотиками, алкоголем, табаком, религиозной неисламской атрибутикой, продуктами, вредящими здоровью, и другими запрещенными видами деятельности.

Соответственно, исламским финансистам пришлось придумывать инструменты, которые не противоречили бы нормам шариата.
В первую очередь такие инструменты появились в торговых операциях, которые всегда служили основным источником дохода в исламских странах. Например, мурабаха подразумевает покупку банком от лица клиента некоторых товаров с последующей их продажей с наценкой, которая формирует доход банка. Существует и аналог лизинга — иджара. Смысл его заключается в том, что банк покупает оборудование и сдает его в аренду клиенту. При этом риски распределяются на разных агентов в разной степени, но при этом все участники заранее знают, кто, кому и сколько будет платить и какие издержки понесет.

Кредиту соответствует кард-аль-хасан — ссуда, которая не требует процента. При возврате денег клиент по своему усмотрению (но иногда и по предписанию банка) выплачивает ему некоторую комиссию за предоставленные услуги в размере нескольких процентов. Кстати, именно практика комиссий за различные виды услуг составляет основной доходисламских банков. Но банк имеет возможность извлекать прибыль, заключив с предпринимателем договор мушарака. При этом участники становятся партнерами в реализации некоего проекта, в результате которого прибыль, как и убытки, в определенных оговоренных заранее долях распределяется между ними

Однако самый популярный инструмент, получивший широкое распространение не только в исламских странах, — это облигации сукук. Строго говоря, они не являются облигациями в привычном понимании этого термина. По сути, это некий документ, предоставляющий его владельцу право на  часть материального актива.  Сукук по своей структуре является займом под конкретный проект в реальной экономике. Это не деньги, предоставленные взаймы для перепродажи кредита. Фактически инвесторы становятся совладельцами некоего инвестиционного проекта и получают от этого проекта прибыль, а не проценты по долгу», — рассказывает Александр Осин, главный экономист УК «Финам Менеджмент».
_______________________________________________________________________________________________________
Короче, если по шариату, то ни халявы, ни жульничества. Понятно, почему мусульмане презирают иноверцев и неверующих.

promo rvvvvr december 16, 2017 14:11 1
Buy for 100 tokens
Итак, Алексея Улюкаева все же решили посадить. Доказательства выглядят чрезвычайно странно. Напрашивается вопрос не столько правового, сколько политического свойства: за что? Бывший министр получил восемь лет колонии явно не за мифическую взятку, которую лишь сумасшедший мог бы вымогать у…

Роман АНИН — о том, кто наживает миллионы на реконструкции объекта «Могила Неизвестного солдата»

Originally posted by novayagazeta at Роман АНИН — о том, кто наживает миллионы на реконструкции объекта «Могила Неизвестного солдата»

Мне трудно писать этот текст: жанр обязывает соблюдать такт и приличие, хотя, когда я узнал об этой истории, слова выбирать не хотелось. Но я все-таки постараюсь. Речь пойдет о «реконструкции» (приходиться использовать это слово) Могилы неизвестного солдата. В течение нескольких месяцев мы исследовали, как были потрачены выделенные на это бюджетные деньги, кто их заработал и какое участие в этом принимали высокопоставленные чиновники. Расследование читайте в понедельник.

Если вкратце, то суть истории такова. В 2009 году к 65-летию Победы Дмитрий Медведев подписал распоряжение об установке памятного знака городам воинской славы. Руководителем рабочей группы стал управляющий делами президента Владимир Кожин. Чиновники не стали ограничиваться одной стеллой и решили реконструировать всю Могилу Неизвестного Солдата. Работы должны были быть закончены к 6 мая 2010 года.

Были заключены два основных госконтракта. Первый – 16 ноября 2009 года – назывался «Строительно-монтажные работы по установке памятного знака в честь городов, удостоенных звания «Город воинской славы» в Александровском саду». На 85 млн рублей. Второй – 28 апреля 2010 года – назывался «Дополнительные работы по завершению комплекса строительно-монтажных работ по установке памятного знака в честь городов, удостоенных звания «Город воинской славы» в Александровском саду». На 91 млн рублей. Исполнителем обоих контрактов было принадлежащее Управлению делами президента ФГУП «Строительное объединение»

Вопрос, почему «завершение строительно-монтажных» работ дороже, чем просто «строительно-монтажные» работы, здесь не главный. Важнее, что, когда был подписан второй госконтракт, до сдачи объекта оставалось меньше 10 дней.

Мы задались вопросом: как за такой срок можно освоить (целевым образом, конечно) такие деньги?

В итоге нам удалось получить некоторые финансовые документы и опросить тех, кто работал на объекте. Оказалось: часть работ, которые вошли в госконтракт от 28 апреля, были закончены в середине апреля, а в оставшееся до юбилея Победы время на Могиле Неизвестного солдата проводилось только озеленение и благоустройство территории.

Вопрос: если работы были выполнены ранее, на что был потрачен 91 млн рублей, выделенный так, как будто этих работ еще не существовало в природе?

Не обошлось и без типичного конфликта интересов. Гранит для реконструкции Могилы Неизвестного Солдата закупался в Житомире у компании, крайне близкой руководству подведомственного Управлению делами президента «Строительному объединению».

В Александровский сад гранит завозился по каким-то невероятным маршрутам и схемам, в которых использовалась цепочка посредников, перепродававших гранит друг другу. Это – чтобы дополнительная маржа на счетах оседала… Посредники, как показали полученные нами документы, были, конечно, тоже крайне близки руководству «Строительного объединения», а некоторые и вовсе там работали.

Такие дела…

Во всей этой истории я тем не менее нахожу один положительный симптом. Ничто так не указывает на разложение системы, как потеря системой чувства нравственной меры, той черты, за которой теряется материальное измерение и начинается область чего-то крайне деликатного, неприкасаемого, священного, если хотите… Эта черта незримая, ее нельзя пощупать, как пачку денег, – начало этой области ощущается на каком-то подсознательном уровне. Если система вторгается в эту область, как в храм в грязных сапогах, со своими финансовыми интересами, отработанными схемами освоения и начинает делать «бабки» даже на братских могилах – она обречена на самопожирание.

Вопрос только во времени.
 

Роман АНИН